Стройся!!! Строительство, проекты домов Компания. Статья 10.   
Поиск Проекты домов Дом, участок, сад Стройка, отделка, ремонт Инж. системы Интерьер, дизайн Статьи Форум, блоги Объявления



Team spirit. История вопроса.

Еще задолго до начала Второй мировой войны профессор Гарвардского университета Элтон Мэйо ввел в науку о менеджменте новый термин - "чувство команды".

Элтон Мэйо проводил научный эксперимент среди рабочих и младших менеджеров корпорации Western Electric в небольшом американском городе Хотторн. Работники местной фабрики получали неплохую зарплату, местный профсоюз непривычно легко находил общий язык с хозяином, с выплатами пенсий и страховки тоже проблем почти никогда не возникало. Мистер Мэйо провел анкетирование рабочих - главный вопрос был: "Что для вас наиболее значимо на заводе - зарплата, социальный статус, стабильность, уверенность в завтрашнем дне?". "Наверное, самое главное - чувство команды, ощущение локтя", - ответили тогда почти все хотторнские наемные сотрудники. В результате в науке о менеджменте появился новый термин - "чувство команды", "team spirit".

Вообще-то team spirit тогда не вполне укладывался в привычное представление о стратегии бизнеса, о законах развития экономики. Адам Смит, Рикардо, Кейнс и Маркс рассуждали куда более прозаичным языком, у них в ходу были термины материалистические - "монополия", "денежный поток", "прибавочная стоимость". За советом к социальному психологу предприниматели начала века обращались не часто. Существует, кстати, мнение, что толчком к изучению деловой психологии стало повальное в предвоенные годы увлечение фрейдизмом, что ездившие в Вену на консультации к доктору Фрейду жены американских промышленников по возвращении просвещали своих суровых мужей по психоаналитической части. Бизнесмены прислушивались к женским советам и приглашали на заводы и в офисы дипломированных профессионалов - психологов, социологов, основоположников ряда областей современного менеджмента.

Профессионально team spirit впервые был исследован все тем же гарвардским профессором Элтоном Мэйо и экономистом Мэри Паркер Фоллетт (автором наиболее часто используемой дешифровки термина "менеджмент" - "обеспечение выполнения работы с помощью других лиц"). Мэйо и Фоллетт стали основоположниками "неоклассического" направления в науке о менеджменте, а сформулированные ими принципы неформальной деловой группы стали фундаментом целой отдельной научной дисциплины.

В принципе не нужно быть гениальным психологом, чтоб понять, что людям куда приятнее работать в сплоченном коллективе, чувствовать к коллегам доверие, постоянно находиться в своего рода "серьезной игре" - деловом соревновании с конкурентами, где боем командует мудрый босс, прислушивающийся при этом к советам подчиненных, где выигрыш - общее благо, процветание, повышение жалованья и престижа марки. Вполне очевидно, отмечал Мэйо, что суперуспешный одиночка, получающий нередко гигантскую зарплату, в какой-то мере является социальным аутсайдером, он полагается только на себя, в работе очень часто лишен человеческого общения, его никто не подбадривает, не журит с пониманием. В этом смысле частнопрактикующий независимый адвокат подвержен стрессу с большей вероятностью, чем его коллега, трудящийся, скажем, в огромной юридической фирме.

То же самое с рабочими. Еще в позапрошлом (XIX) веке английские исследователи отмечали, что депрессиям (а следовательно, и всем сопутствующим им "девиантным" формам поведения - пьянству, хулиганству, попыткам самоубийства) подвержены не столько стоящие плечом к плечу за длинным конвейером фабрично-заводские рабочие, сколько мелкие цеховики, и главное - мастеровые, рабочие-одиночки. Куда сложнее ученым, оказалось, сформулировать "принципы взаимодействия неформальной группы", дать бизнесменам и нанимателям реальный совет - как создать настоящую команду. Склонные к строгой классификации и лаконичной четкости американские экономисты и психологи хотели выдать миру ряд аксиом "командного духа". И это оказалось нелегкой задачей.

Единая команда. Помощь и защита.

Команда объединит людей, имеющих что-то общее. Здесь идеальным покажется пример землячества, одной национальной принадлежности, близкого социального происхождения. Земляку всегда легче понять своего, чем чужака. Родственник будет всегда милее пришлого. Наиболее часто в этой связи учеными цитируется пример сицилийской мафии. Она и возникла-то в средние века как своего рода команда, объединенная общей целью - освободить средиземноморский остров от французских оккупантов (согласно одной из версий, слово MAFIA - это аббревиатура итальянской фразы, своего рода пароля сицилийцев: "Morte Alla Francia Italia Anela" - "смерть всем французам - это мольба Италии"). Когда столетия спустя сицилийские крестьяне в поисках лучшей судьбы покидали Италию и переселялись в Новый Свет, на острове Элис их нередко встречали земляки (естественно, не всегда бандиты). Племянник из Неаполя работал у дяди в овощной лавке в районе "Маленькая Италия", парни из Корка и Лимерика - на заводах Бостона и Чикаго, выходец из Могилева помогал родственнику в Бруклине. Любое землячество - несомненная команда. Но именно в случае организованной преступности принцип "свой человек" играл наиболее важную роль. У итальянцев доходило до курьезов - калабриец или кампаниец не мог стать "доном", Коза Нострой руководили только уроженцы Сицилии.

Когда предок президента Кеннеди приехал из Ирландии в американский Бостон, на дверях одного из пабов он увидел объявление, гласившее: "No Paddies, Niggers and Dogs" ("Ирлашкам, черномазым и собакам вход запрещен"). Понятно, что когда Кеннеди обзавелся собственным небольшим бизнесом, предпочтение он отдавал именно родным "ирлашкам". В случае европейского "законного" бизнеса уместно вспомнить парижского миллионера Джеймса де Ротшильда, франкфуртского еврея, младшего сына основателя династии банкиров Ротшильдов Меера Ротшильда. Барона Джеймса называли "императором нового Израиля", в его конторах в Европе и в Америке на руководящих постах работали исключительно правоверные иудеи, а вся деловая переписка Ротшильдов велась на языке идиш. Беднейшие восточноевропейские евреи эмигрировали в середине XIX века во Францию тысячами - для многих главной мечтой было попасть в служащие банковской империи братьев Ротшильдов. Сам Джеймс де Ротшильд играл роль "доброго царя", своим соплеменным служащим он обещал скорую эмансипацию и даже создание национального еврейского государства.

Найдутся параллели и в России. Это, конечно же, крестьянские землячества - "ярославцы", "рязанцы", "пошехонцы", "угличане", "тверичи". Каждый год в Санкт-Петербург провинциальные ямщики привозили на санях крестьянских подростков, будущих лавочных помощников, кабацких половых, мастеровых учеников. Каждое землячество контролировало свой род бизнеса, у каждой "команды" было свое привычное дело: ярославцы держали пивные погребки, костромские занимались строительными подрядами, рязанцы - извозом. Недавний "мальчик" мог выбиться в люди, стать приказчиком, может быть, обзавестись собственным делом. Спустя десятилетие уже он брал "за кров и харчи" в свою лавку земляка-подростка. Принцип "землячей" команды продолжал работать.

Кризис - кузнец команды

В 1929 году в Нью-Йорке рухнула биржа. Началась Великая депрессия, докатившаяся вскоре и до Японии. В Старом и Новом Свете тысячи людей остались без работы, в Японии молодой предприниматель Коносуке Мацусита обратился к рабочим с обещанием сохранить в неприкосновенности все рабочие места. Глава Matsushita Electric говорил, что для него прибыль не так важна, самое главное - сохранить команду профессионалов. "Мы не уволим ни одного человека, господа! Зарплаты останутся прежними. Только теперь все вы должны понять, что мы - единое целое, и бизнес здесь не самое главное! Каждый из вас должен приложить максимум усилий и способствовать успешному распространению нашей продукции на рынке", - сказал тогда Мацусита охваченным паникой рабочим своей фабрики. Мацусита не прогадал. Его дело не только выжило, но и задавило конкурентов, а сам бизнесмен стал настоящим идолом для своих рабочих. Когда в 1946 году американцы (после поражения Японии в войне полным ходом шла борьба с "зайбатсу" - семейными японскими бизнес-гигантами) отстранили Коносуке Мацуситу от руководства компанией, взбунтовались тысячи рабочих Matsushita Electric. Произошло неслыханное. Левые профсоюзники подали в правительство петицию, требуя вернуть им их начальника. Тогда Мацусита вновь встал во главе индустриальной империи и руководил ею до середины 80-х годов.

Коносуке Мацусите же принадлежат и пять знаменитых заповедей успешного бизнеса, пять пунктов идеологии любой деловой команды.

  1. Служение обществу.

  2. Честность и достоинство.

  3. Совместная работа на общее благо.

  4. Постоянное совершенствование.

  5. Вежливость и человеколюбие.

Так вот, без помощи гарвардских профессоров бывший провинциальный электрик вывел новую формулу успеха японского team spirit.

Показателен в этом плане и другой азиатский пример. После Хиросимы и подписания капитуляции Страной восходящего солнца правила апатия, было много безработных, казалось, что былого величия Японии уже никогда не вернуть. Сотни высочайших профессионалов из оборонной отрасли остались без работы, американцы даже запрещали им преподавать в технических вузах. В столь печальном положении оказались тогда и создатели торговой марки Sony инженер Ибука Масару и менеджер Акио Морита. Их первая (и впоследствии основная) команда - это именно безработные японские инженеры - "оборонщики". Теперь позади уже не один кризис, а топ-менеджеры команды Масару - Морита - самые высокооплачиваемые сотрудники в японском производственном бизнесе.

Team spirit, каким он не должен быть

Элтон Мэйо и Мэри Фоллетт часто отмечали, что многие бизнесмены создают на своих предприятиях своего рода "олигархию", выделяют ограниченное меньшинство, которое и называется командой, группой избранных. Здесь есть и team spirit, и желание общего блага, и единая цель. Проблема теперь в другом. Все остальные сотрудники - аутсайдеры, своего рода офисное или цеховое быдло. При такой ситуации тяга к общему благу никогда не увенчается успехом. Меньшинство будет держать снобистскую мину, большинство тайно ненавидеть "счастливчиков", всячески саботируя общую работу.

В царской России такое разделение стало одной из причин революции. Чернорабочий и "конвейерный" фабричный ненавидели мастера (очень часто иностранца, с трудом говорившего на русском языке). Хозяин - в конторе, далеко. Мастер со своими извечными нагоняями всегда рядом. Высококвалифицированного рабочего - "аристократа" начальство ценит, поощряет, простого же трудового человека за малейшую провинность могут рассчитать, наложить непомерный штраф.

Вот, например, братья Эмиль и Роберт Нобели приглашали на нефтепромыслы в Баку иностранных инженеров. Американцы и англичане жили на роскошной Villa Petrolea в престижном районе города, чернорабочие "татары" (нефтяники азербайджанцы) ютились в грязных юртах и в трущобах "черного" города. Первые, несомненно, чувствовали себя обязанными Нобелям, дорожили своим местом в концерне "Братья Нобель", последние на собственном опыте узнавали, что такое классовая ненависть.

У белых воротничков, кстати, то же самое. Режиссер Билли Уайлдер в своем фильме "Квартира" показывает гигантский страховой офис, разделенный по принципу "этажной" иерархии. На шестнадцатом этаже - унылый конвейер, откуда выбраться практически невозможно. Мнение клерка начальство не интересует. На двадцать четвертом царит team spirit, энтузиазм, здесь сидят менеджеры, "избранные небожители".

Таким образом, успешность team spirit возможна лишь в том случае, когда чувство единой команды культивируется у всех сотрудников, а не у избранного большинства. Ситуация командной олигархии не столько обидна, сколько опасна - велик риск бунта изнутри компании, этакого восстания гладиаторов.

Роль командного лидера

Для любой команды чрезвычайно важна роль начальника. Имидж босса может варьироваться, но главный психологический принцип остается постоянным: "Мы доверяем нашему шефу, он лидер команды, мы ему не безразличны". Часто глава команды воспринимается именно как ее выдвиженец, зависимый от воли коллектива человек. Как своего рода "вожак стаи", который, когда одряхлеет, покорно уйдет на покой.

Немецкий сталепромышленник Альфред Крупп, например, воспринимался своей многотысячной командой как местный феодал. Это неудивительно, ведь на фабриках Круппа работало более 20% всего трудоспособного населения германской области Эссен. Отношения своевольного Круппа с подчиненными строились скорее по средневековому, чем по капиталистическому принципу. Жалобщики шли напрямую к главному патрону, а мастеров "мудрый пушечный кайзер Крупп" нередко смещал именно из популистских соображений. Если Коносуке Мацусита стал олицетворением японского типа руководителя, то Альфред Крупп со своими бесконечными инструкциями и "Генеральными предписаниями" - промышленник старогерманской марки.

Другой пример единой команды с мудрым "царем" наверху - традиционные японские империи "зайбатсу" (наиболее известны из них - Мицубиси, Мицуи, Сумитомо, Ясуда). Босс там гарантирует своим служащим высокую зарплату и достойную пенсию, служащие ручаются за монолитную преданность своему зайбатсу.

Нация как команда

Великолепно принцип team spirit работает на национальном уровне. В конце концов, государство - это тоже своего рода большая фабрика. Настоящее - всеобщая тяжелая работа, будущее светло и беззаботно. И если в бизнесе общее благо все-таки понимается как общая материальная выгода, то у "национальной команды" цели поистине возвышенные. Правда, политики видят их по-разному. Для кого-то это "Германия для немцев", для кого-то "мировая революция", кому-то видится "демократическое государство нового курса".

После окончания Гражданской войны большевик Лев Троцкий предлагал перенести военный принцип в мирную жизнь - кто не слышал о трудовых армиях. Товарищи по оружию поймут друг друга и за плугом, и за станком - считал глава РВС. Идея национальной трудовой команды была использована позже; в Китае при Мао Дзедуне, на Кубе, частично в СССР после войны, в Германии при Гитлере. Но если успехи трудовых армий и покорителей целины весьма сомнительны, то "новый курс" президента Франклина Делано Рузвельта давно отнесен в разряд положительных исторических примеров. Тридцать второй президент Соединенных Штатов действительно сделал нацию единой командой. При этом никакого принуждения и насилия не было.

Был глубокий кризис, из которого нужно во что бы то ни стало выходить. Было много работы. Была реальная цель. Был трудолюбивый народ и разумный ответственный руководитель. И чувство команды появилось само. Иного ведь и быть не могло.

Павел Черноморский.
http://www.top-manager.ru


---

Ссылки на другие страницы сайта по теме «строительство, обустройство дома»:




© 2000 - 2001 Oleg V. Mukhin.Ru™


Проект K-255-1P